+7 960 25 95 770

Исцеляющий бунт: гомосексуальность как естественный выбор

Вам доводилось захлопывать дверь перед чьим-то носом? С размаху, яростно, не желая даже выслушать того, кто остался по ту сторону. Не уверена, что такой опыт был у многих. Но в своей голове мы, сами того не замечая, делаем так постоянно - закрываемся, резко, агрессивно, от тех, чей выбор отличается от нашего.

От тех, кто мыслит иначе. От тех, например, кто смело экспериментирует с внешностью, пытаясь отразить состояние своей души. Кто поддается порыву заняться чем-то необычным, чего никто не делал раньше. Кто хочет быть с любимым человеком, не желая прогибаться под придуманные кем-то ограничения. Это разные истории, но все они - о поисках счастья, о поисках себя, и все достойны уважения

Сегодня речь пойдет об одной из таких историй. Многие предпочитают оставить эту тему непонятой, не скупясь на осуждение и пустую злобу. Мы поговорим о гомосексуальности, ее сути и смысле и о том, почему это нормально.

Причины зарождения гомосексуальности

На саму идею однополых отношений навешена целая пачка ярлыков: “блажь”, “модное поветрие”, даже “болезнь”, но ни один из них и близко не стоит возле сути. На самом деле это глубинная потребность человека, которую диктует ему предыдущий жизненный опыт. Корни гомосексуальности формируются в психике задолго до того, как человек осознает ее в полной мере.
И в научном сообществе существует несколько мнений о том, как и когда это происходит. Согласно одному из них сексуальная ориентация - штука генетическая. Но это не означает, что гомосексуальность - это отклонение, как ее трактуют обыватели, или что она передается по наследству. Просто во время беременности, даже при нормальном ее течении, гормональный фон будущей мамы серьезно “штормит”, и особенно сильно - если женщина испытывает какие-либо трудности, физические или эмоциональные. Гормоны, мужские и женские, которые вырабатываются при этом, неизбежно влияют на ребенка и порой создают нестандартный эффект. Но это только одна из версий.
Мнение второе: гомосексуализм - это следствие социального влияния. Проще говоря, человек перенимает такую модель поведения у “авторитетов” в своем окружении или черпает из фильмов, книг, интернет-ресурсов. Это страх многих родителей: что ребенок “нахватается” неподходящей информации, раз сейчас она так доступна, и подумает “о, я тоже так хочу”. Но мне эта версия кажется достаточно спорной: все же такие решения не принимаются по щелчку пальцев, просто от того, что мы увидели, как на экране или в компании целуются две девушки или двое мужчин - предпосылок должно быть больше. Конечно, у тинейджеров все это может вызвать любопытство, подтолкнуть к разного рода экспериментам, но на то он и подростковый возраст, чтобы все примерять на себя. Да, человек делает финальный выбор своей ориентации именно в пубертатный период, но определяют его более глубокие, более личные мотивы.

Есть еще третья версия рождения гомосексуальности, и мне, как психологу, она кажется убедительной: что ведущую роль в этой пьесе играет психологическое влияние. В рамках этой теории гомосексуальность - это осознанный выбор, причем лучший из тех, которые человек может сделать, исходя из его прошлого опыта. Все верно, речь идет об опыте неудачных отношений с кем-то противоположного пола, но очень раннем, самом первом - опыте эмоциональной связи с отцом, матерью или другими людьми, важными в период детства. На этой версии остановимся подробнее.

Эмоциональный контакт

Душевное тепло, забота, искренние объятия - все это необходимо нам в любом возрасте. Когда мы проживаем боль, сталкиваемся с опасностями и страхом, празднуем победу или оплакиваем провал, нам просто необходимо разделить чувства с тем, кто сможет нас услышать и понять.
В детстве мы ищем опору в семье. С первых лет, едва ли не дней, жизни ребенок хочет установить эмоциональный контакт с родителями. Он необходим малышу, чтобы адекватно реагировать на сложные жизненные эпизоды и не переживать драмы детства до глубокой старости. В идеале эта теплая связь предполагает свободу говорить о своих чувствах, проявлять их и ощущать взаимопонимание даже в самых запутанных вопросах. К примеру, сын может прийти к маме в слезах, если у него что-то не получается, а она готова согреть его, разделить его печаль - и сама в другой момент открыто рассказывает ему, за что сердится, из-за чего грустит.
Весь фокус в том, что родителей двое - мама и папа: совокупность их знаний о жизни позволяет ребенку лучше понять, кто он, что он испытывает, как с этим идти по жизни. Мужской и женский взгляд на мир, переплетаясь, должны помочь ему сформироваться как личность.
Но именно в этом моменте нередко возникает перекос. Родители ведут себя не так, как должны бы, картинка никак не хочет складываться, и это совершенно сбивает маленького человека с толку, заставляя идти к пониманию себя окольными дорогами.
Я приведу несколько примеров, как это бывает в жизни. Хочется сразу сказать: мальчики и девочки, которые в жизни прошли через похожие сложности, совершенно не обязательно выберут путь однополых отношений. Но в этих историях есть факторы, которые оказывают совершенно определенное влияние.
Властная мать очень любит сына, воспринимает мальчика как единое целое с собой - и потому фактически “присваивает” его, эмоционально поглощает, не оставляя ему права на собственную волю. Все, что требуется от него - это радовать маму, понимать ее чувства и не разочаровывать своими промахами. Она постоянно нарушает его личные границы, не считает их важными. Воспитанный таким образом, сын не чувствует доверия к матери, не позволяет себе делиться переживаниями, потому что знает, что встретит только осуждение - он же должен быть сильным! На фоне этого у мальчика может сформироваться страх женских фигур: он чувствует, что в отношениях с женщинами он найдет только подавление, унижение, ограничение свободы - в общем, ничего хорошего. И соваться в них уже совсем не хочется.
Что общего в этих двух историях? Тяжелое, всеобъемлющее недоверие к противоположному полу, один из краеугольных камней гомосексуальности.
А есть и другая сторона той же монеты - это тоска по теплым отношениям с человеком своего пола. Она возникает, если в детстве критично не хватило ласки со стороны отца или матери именно в тот момент, когда она была нужна для полноценного развития.
Гомосексуальные женщины часто в своих фантазиях проявляют тоску о младенческом периоде до года. В этом возрасте для ребенка особенно важен тактильный контакт и связанные с ним комфорт и нежность, умение мамы понимать чувства малыша и помогать с ними справляться.
К сожалению, в реальности у мамы в это время могут быть разные жизненные трудности, которые она ощущает как неподъемные. Тогда происходит переворот - младенец сам становится помощником мамы в ее кризисе: он, насколько это возможно, эмоционально заботится о маме для того чтобы мама могла заботиться о нем, помогла ему выжить.
Тогда тоска по материнскому пониманию, эмоциональному и тактильному контакту приобретает для малышки телесные ассоциации: мягкая кожа, женственные формы, тепло груди. Эта тоска живет в ее подсознании, даже когда девочка уже выросла, и может однажды проявиться в виде сексуального влечения к другой девушке.
У мужчин похожая тоска, только по отцу, формируется немного позже, в 3-4 года - в тот момент, когда мальчику необходимо отделиться от матери и “прикрепиться” к папе, впитывая от него знания о чисто мужских вещах: влиятельности, силе, продуктивности, ответственности. Ему необходимо выяснить, почему его мама выбрала именно этого “самца”, и перенять у него выигрышные жизненные стратегии. Но нередко отцы предпочитают держать дистанцию с сыновьями, неласковы с ними, отказывают даже в объятиях - из страха, что ребенок вырастет гомосексуальным, или просто считая воспитание детей женским делом. Может быть и так, что им вовсе не до эмоционального контакта, они заняты своими мужскими делами - тяжелая работа, обеспечение семьи. Но, уходя в равнодушие, в игнорирование, отец не дает сыну напитаться здоровой энергией мужественности. Ребенок вынужденно, раньше времени, отделяется от отца, но желание чувствовать связь с ним никуда не пропадает. При этом отец может быть так же холоден и с женой - и это усиливает эффект: мальчик из любви к маме будет эмоционально проживать ощущение покинутости вместе с ней. Все это может со временем вылиться в физическую тягу к мужчинам.
Особенно сложно бывает сориентироваться в ситуации, когда отец отстраняется от сына, а мама стремится доминировать в его жизни: попытки разобраться, почему в одних отношениях он присвоен, а в других - вовсе не нужен, становятся для незрелого ума настоящим мучением.
В описанных мной ситуациях родители лишают ребенка эмоционального контакта, но это вовсе не значит, что они не любят свое чадо. Просто для кого-то любить и заботиться - это напоить, накормить и проверить дневник, для кого-то - дать денег на кино или купить гироскутер. Грубо говоря, то, что ребенок жив и здоров, само по себе является показателем, что его как-то любили - как могли, как считали правильным. И присвоение, и критика, и контроль - если копать глубоко, все это делается из лучших побуждений. Только вот ребенку, как личности с хрупкой еще внутренней организацией, от этого совсем не легче.

Воля в кулак

Человек, который долго испытывал недостаток тепла и понимания в своей семье, неизбежно приспосабливается к нему, учится жить так, словно все нормально. Но подсознание не обманешь. Если не закрыта одна из базовых психологических потребностей, как ни притворяйся спокойным и довольным, внутри будет нарастать напряжение - как ток в неисправной сети, оно начинает искрить все сильнее, пока не произойдет взрыв. И он действительно происходит.
В точке недовольства со временем накапливается достаточно много силы, чтобы просто пойти и урвать себе кусочек тепла, понимания, принятия, утолить этот голод - любым способом, даже таким, который считают нелегальным, в чем-то бунтарским, ведь биологически задумано совсем иначе. Но какая разница, если этот способ кажется спасительным?
Вариант построить отношения с кем-то противоположного пола здесь уже не рассматривается ни под каким соусом - весь предыдущий опыт кричит, что в них нет комфорта и безопасности. И человек выбирает себе пару своего пола, к которой не испытывает страха или недоверия, чтобы наконец обрести надежду на счастье, несмотря на все трудности этого пути.
Однако довольно часто он не находит того, что ищет - потому что допускает одну серьезную ошибку.

Подмена

Ошибка эта заключается в том, что сексуальный контакт приравнивается к эмоциональному. “Если меня хотят, то меня любят”. И человек, в стремлении согреть свою душу, начинает менять сексуальных партнеров. Чаще так происходит с мужчинами, потому что в энергии секса больше мужского, в нем реализовывается мужская природа - тут есть что-то от спорта, где нужно прорываться, быть сильным, выносливым, быть победителем. В сексе мужчина словно осваивает мужские качества, которые он хотел, но не смог перенять от отца, либо проявляет наконец ту часть себя, которую безжалостно подавляла мать. Так он возвращает себе ощущение контакта с обоими родителями.
Секс подменяет собой любовь, внимание, и все будто бы налаживается, но это, увы, только иллюзия. Сексуальная энергия по своей плотности совсем другая, нежели эмоциональный контакт, и способна лишь сделать его богаче, но не заменить. Теплые доверительные отношения могут заполнить душевную пустоту и без секса. Секс без эмоциональной связи остается просто моментом физического удовольствия. Впрочем, эти утверждения верны для любых отношений, не только гомосексуальных.
Ошибка эта заключается в том, что сексуальный контакт приравнивается к эмоциональному. “Если меня хотят, то меня любят”. И человек, в стремлении согреть свою душу, начинает менять сексуальных партнеров. Чаще так происходит с мужчинами, потому что в энергии секса больше мужского, в нем реализовывается мужская природа - тут есть что-то от спорта, где нужно прорываться, быть сильным, выносливым, быть победителем. В сексе мужчина словно осваивает мужские качества, которые он хотел, но не смог перенять от отца, либо проявляет наконец ту часть себя, которую безжалостно подавляла мать. Так он возвращает себе ощущение контакта с обоими родителями.
Секс подменяет собой любовь, внимание, и все будто бы налаживается, но это, увы, только иллюзия. Сексуальная энергия по своей плотности совсем другая, нежели эмоциональный контакт, и способна лишь сделать его богаче, но не заменить. Теплые доверительные отношения могут заполнить душевную пустоту и без секса. Секс без эмоциональной связи остается просто моментом физического удовольствия. Впрочем, эти утверждения верны для любых отношений, не только гомосексуальных.

Эмоциональные сложности

Я бы сказала, что в плане эмоций гомосексуальные отношения ничем не отличаются от гетеросексуальных. Любовь, страсть, нежность, забота в них такие же настоящие, такие же честные - когда найдешь “своего” человека”. Но сложностей на пути к ним часто в разы больше, чем у обычных пар.
Людям нетрадиционной ориентации, которые не хотят идти на прямой конфликт с обществом, приходится постоянно таиться. В нашей стране их выбор не принимают, причем достаточно категорично, непримиримо, а порой и агрессивно. Они не могут открыто рассказать на работе или даже в компании друзей, с кем провели выходные. Им приходится что-то придумывать, когда их спрашивают о личной жизни - оправдываться, юлить, находить обтекаемые ответы. Им может быть сложно строить серьезные отношения, ведь это предполагает совместные тусовки, общий круг друзей, знакомство с семьей, а, значит, и прямое признание в гомосексуальности. К такому каминг-ауту многие оказываются не готовы.
При нынешней ситуации однополые пары не могут нормально адаптироваться в обществе, часто даже не надеются встретить принятие и понимание со стороны окружающих. В результате они снова оказывается лицом к лицу с тем, от чего искали спасения.
Они испытывают мучительное напряжение, которое хочется как можно скорее сбросить - и порой не самым здоровым образом: вступая в отношения на одну ночь и иногда с несколькими партнерами за один раз. Но это, разумеется, приносит только временное облегчение.
Гомосексуалы часто чувствуют себя потерянными. Это ощущение, на самом деле, может настигнуть человека в любых отношениях, но, когда речь идет об однополой связи, можно говорить о потерянности совершенно особого сорта. Она берет свое начало в раннем детстве своей жертвы и, как по ступенькам, поднимается по ее жизненным невзгодам. Ребенок не чувствовал свободы говорить о своих переживаниях в детстве; когда он подрос, он сделал выбор, о котором в обществе тоже принято молчать; и он теперь не может разрешить себе выражать свои желания, свою боль. Даже если ему удается найти себе подходящую пару, чуткую, понимающую, готовую выслушать, он по-прежнему не может позволить себе говорить открыто. Внутри него живет дикий иррациональный стыд, который лишает его голоса.
Кто-то находит спасение от стыда в бесстыдстве, которым прикрывается, как зеркальным щитом. Он общается с окружающими смело, развязно, намеренно снимает все табу и шокирует свободой суждений, прямыми провокациями. Он создает впечатление, что стыд ему неведом, причем сам же верит в свою легенду. Отсюда гей-парады, игра на публику и прочие крайности. На самом деле все не так. Бесстыдники могут говорить о чем угодно, на любые, самые запретные темы, кроме тех, которые на самом деле волнуют их. Стыд продолжает мучать их и под этой маской.
Единственный способ прекратить эту пытку - найти ту часть себя, которая была утеряна, найти и заново обрести.
Ее можно найти в гармоничных отношениях, в которых партнеры слышат и понимают друг друга, в которых доверие становится надежной опорой. Тут важно не только слушать, но и говорить - о важных вещах, о себе, своих переживаниях, своём внутреннем мире. К сожалению, для людей, которые всю жизнь прятали свои настоящие мысли и чувства, это становится настоящей проблемой. Им приходится серьезно перестраивать и преодолевать себя, чтобы начать разговаривать со своим партнером так, как это необходимо для установления глубокого эмоционального контакта.
Утерянного себя можно найти и на терапевтических сессиях с психологом. В терапии можно проанализировать послания, которые вербально и невербально транслировали родители, прожить травматические моменты своего детства, пересмотреть ранние решения и суждения о себе и мире. На сессиях клиенты горюют о тех возможностях, которые были упущены, когда они были маленькими, о том важном, что они уже никогда не смогут получить - и обретают шанс взять что-то другое в своей жизни, иначе реализовать потребности, в которых им было отказано в детстве.
Тут есть деликатный момент: важно, чтобы у выбранного специалиста не было предрассудков на тему однополой любви, чтобы оказание психологической помощи лесбиянке, гею, трансгендеру или трансексуалу не было окрашено для него личной оценкой. Совершенно нормально уточнить этот момент при звонке или на первом приеме - профессиональный терапевт спокойно ответит, консультирует он по вопросам гомосексуальности или нет.
Есть такое понятие как лгбт френдли психолог - позаимствованное у западных коллег, оно хорошо отражает суть: это терапевт, который не делает грубые оценочные различия между своими клиентами на основе их сексуальной ориентации. Он помогает своим клиентам проходить эмоциональные трудности без того чтобы категорично судить о выборе.
При правильном выборе специалиста терапия становится пространством, где можно безопасно устанавливать и проверять доверие, потому что терапевт несет ответственность за сохранение границ. Можно наконец разрешить себе быть честным и по-настоящему отгоревать, посердиться, выплакаться.
В терапевтических отношениях легче научиться говорить о себе, открыто, справиться со страхом порицания - как это необходимо для зарождения глубокой искренней близости между партнерами. Это опыт, который потом можно переложить на реальные отношения вне кабинета, который способен наполнить их жизнью, силой и радостью. Это важный шаг по направлению к счастью.