+7 960 25 95 770

Почему мне так стыдно? Как понять и победить стыд, который портит нам жизнь

Стыд - штука горячая. Всем знакомо это ощущение: когда внутри вдруг разливается кипяток, докрасна раскаляет щеки, стучит в висках - и хочется спрятаться, немедленно сбежать и забыть о том, что сказал или сделал только что. Стыдом наш организм реагирует на унижение, на внезапное чувство, что ты хуже, меньше остальных, беззащитнее, чем сам думал.

Иногда с ним достаточно просто справиться - отдышался и пошел дальше. А порой это становится непосильной задачей...Сегодня мы поговорим об одном из аспектов психологии совести - разберем весь спектр стыда, заглянем в его истоки и попробуем понять, как его усмирить, если внутри вовсю бушует огненное пекло.

Оттенки эмоции стыда

Чувство стыда в психологии бывает разного порядка - от почти незаметного до совершенно невыносимого. И я могу только порадоваться за вас, если с вами не случалось ничего сильнее легкого смущения от того, например, что наступили кому-то на ногу или услышали неприличную шутку. Это - самый поверхностный вид стыда, его стряхиваешь с себя, почти не замечая.
За ним идет застенчивость, ее еще называют робостью. Это стыд, который глубже пустил свои корни, и проявляется он как неуверенность в себе, страх вступить в контакт: скажем, вы подходите к интересному вам человеку и никак не можете заговорить с ним. Чтобы победить робость, требуется совершить над собой определенное усилие.
А более мощный стыд можно сравнить с отвращением. Порой стыдишься чего-то настолько, что становится до мурашек мерзко и хочется на пару шагов отпрянуть в сторону от источника этого позора. В этот момент внутри замешивается коктейль из энергии страха - так мы ощущаем, что ситуация может нам навредить, в том числе морально, и энергии гнева - из него мы черпаем силы, чтобы оттолкнуть то “токсичное”, с чем соприкоснулись. Казалось бы, очень правильный, очень здоровый механизм - но что, если он направлен против тебя же самого? Если это к себе чувствуешь отвращение? Такой яд способен напрочь отравить радость жизни.
Отвращение, стыд по сути своей противоположны удовольствию - они являются реакцией на прерывание приятного момента. Наш организм так устроен, что удовольствию всегда предшествует возбуждение - сигнал об актуальной потребности и в то же время стимул к тому, чтобы ее удовлетворить. Речь здесь идет о любом удовольствии: чувстве насыщения, гордости победы, тепле взаимопонимания, восторге открытия. Стыд врывается к этот процесс: он гасит возбуждение и не дает насладиться результатом. Почему же это происходит?

Как рождается стыд

Разрушительный стыд, о котором я упомянула выше, зарождается в человеке очень рано - еще в младенчестве.
Первые полгода жизни ребенок ощущает себя неотделимой частью мамы, настолько тесен их контакт. Мама для него - квинтэссенция всего правильного и хорошего: она дает ему понимание, еду, уход, ласку, тепло. Ее забота приносит удовольствие. Свои чувства, которые говорят о потребностях, голоде физическом и эмоциональном, ребенок познает через мамин отклик: она должна на лету подхватить любые его тревоги, показать, что легко справляется с ними, переработать их в спокойствие и уверенность и в таком виде вернуть своему младенцу. Так малыш понимает, что с ним все в порядке, нет причин волноваться. Он в безопасности рядом с мамой, он под защитой.
Как в этой идиллии может возникнуть стыд? Увы, для этого у него немало вариантов.
Бывает так, что энергия мамы уходит на борьбу с каким-то внешним “врагом” - серьезной болезнью, скорбью утраты, болью от развода с мужем, депрессией. Она замыкается в себе, в своих переживаниях, и на то, чтобы откликнуться на тревоги своего ребенка, у нее просто не хватает ресурса. Эмоции, адресованные ей малышом, разбиваются о холодность, отстраненность, о неспособность принять их сейчас. Она может смотреть вокруг пустым взглядом или оплакивать свои невзгоды в процессе кормления. Многие от бессилия начинают требовать от грудного ребенка сознательности, самостоятельности, на которую тот не способен. Все это становится для младенца триггером, прерывающим удовольствие. Он не понимает этого умом, но ощущает, что у мамы не получается справиться с его чувствами. Может быть, с ним что-то не так? Наверное, его чувства неприемлемы в этом мире? Вдруг мама не выдержит и бросит его?
Это самый большой детский страх. Младенец еще не может осознать, что происходит, но все его инстинкты говорят - этого допустить нельзя! И он, в своей безусловной любви, в желании сохранить связь, развивает поведение, которое должно помочь маме оправиться: он меньше требует, меньше плачет, старается лишний раз не привлекать внимания. Свои собственные потребности он ощущает как неуместные. И это первый росток будущего неприятия себя.
Если мама сама стыдится того, что не может обеспечить своему малышу должный уход, чувствует себя беспомощной, потребности ребенка словно переворачиваются. Младенец принимает материнский стыд и ощущает его как свой собственный - ведь между ними еще нет оформленных границ. Он наполняется этим чувством точно так же, как напитывался бы ее силой, заботой, любовью. Ребенок неосознанно стремится к тому, чтобы маме стало легче и она могла как следует позаботиться о нем, и опять же становится менее требовательным, учится подавлять свои потребности, словно отказывается от своего удовольствия в пользу мамы. Порой, когда мама в контакте с малышом, это и правда помогает - но в любом случае не проходит для него бесследно.
Стыд может возникать и как реакция на нравственные убеждения родителей. К примеру, ребенок был зачат до брака в семье, где старшее поколение считает сексуальные отношения до свадьбы неприемлемыми, и мама сильно волнуется по этому поводу. Тогда малыш может еще в утробе ощущать и впитывать тревогу и стыд матери по поводу его “незаконности”. А, возможно, ядовитое чувство стыда жило в маме и папе еще до зачатия ребенка - они могли получить его в контакте со своими родителями. Тогда они просто не знают, как правильно относиться к себе, их этому никто не научил. В их детстве основами воспитания могли быть принуждение и унижение, которые сломали что-то внутри, и теперь они не могут предложить своим детям чего-то качественно другого. В таких родителях нарушена способность сопереживать ребенку, они не могут дать нужный отклик на его чувства. В каждом “неудобном” проявлении личности ребенка, будь то его желания или ошибки, они видят отражение своего стыда, и злятся на собственную родительскую несостоятельность, и стыдятся еще больше, отвечая наказаниями, пренебрежением или яростью. Это порочный круг, который трудно разорвать.

Как рождается стыд

Младенец растет, и зерна стыда, брошенные на почву формирующейся психики, дают свои побеги. Ребенок отделяется от матери и начинает получать удовольствие от исследования мира, от собственных побед и поражений, от первых контактов с противоположным полом. Его мир становится многограннее, к нему все труднее приспособиться. И задача усложняется еще больше, если родители под видом помощи навешивают на него массу токсичной критики, насмешек и издевательств. Это могут быть “безобидные” замечания типа: “ну что ты как свинья”, “«Я» последняя буква алфавита”, “почему ты не можешь быть нормальным??”, “ой, да кому ты нужен”. Это может быть брошенное вскользь “лестное” словцо - “тупой”, “неуклюжий”,“некудышный”. Это могут быть неодобрительный взгляд или небрежное отношение, молчаливое признание ничтожности его потребностей.
Даже если внешне ребенок бунтует против слов “своих” взрослых, он все равно безоговорочно верит им - раз его стыдят, значит, есть за что. Под воздействием критики тело запускает физическую реакцию: к лицу приливает кровь, плечи начинают сутулиться, хочется съежиться, опустить глаза. Помните мальчишку с картины “Опять двойка”? В голове в это время повисает густой туман, человек не может рассуждать о том, что произошло, искать аргументы в свою защиту. Интерес к тому, что целиком захватывало его только что, резко падает. Стыд формируется как ответ на препятствующий триггер,получает от тела физиологический ответ и закрепляется в нем, клином встает между потребностью в проявлении себя и радостью от своего успеха.
Хотите посмотреть, к чему это приводит в будущем?
Егору 30 лет. Он рос хорошим мальчиком и искренне радовался, когда ему удавалось добиться чего-то, достойного гордости. Но вот незадача: в такие моменты ему чаще всего говорили, что его маленькая победа случилась только благодаря воспитанию родителей и вообще - это они почти все за него сделали. Это правило, однако, не распространялось на ошибки - они принадлежали ему целиком и полностью, и разделить их было не с кем. Егор привык считать, что недостоин похвалы, человеческого тепла. Это, впрочем, не помешало ему устроиться в жизни. Он зарабатывает хорошие деньги и покупает на них статусные вещи, брендовую одежду и другие атрибуты успеха, которые говорят сами за себя. Тепло, которое так необходимо ему, он тоже покупает - у женщин, которые не унижают его достоинства. Он строит отношения, которые обеспечивают ему контакт на уровне тела, на психологически безопасной дистанции. Об эмоциональном контакте здесь говорить не приходится.
Для ребёнка отклик значимых для него взрослых является зеркалом, отражающим его самого. В этом зеркале он видит свой внутренний мир, свои сильные и слабые стороны - и доверяет ему, даже если отражение кривое, даже если увиденное причиняет боль. Многие уничижительные замечания ребенок принимает за правду - и со временем действительно начинает ощущать себя так: дефективным, никуда не годным. Он застревает в стыде, который ему внушили “его” взрослые.
Под влиянием этого чувства он принимает ранние решения, определяющие во многом его поведение в будущем.

Стыд и ранние решения

Ранние решения - это своего рода правила игры, которые ребенок неосознанно выводит в ответ на требования родителей: игровое поле - жизнь в семье, цель - как можно лучше приспособиться к ней. Малышу указывают на очередную ошибку, он записывает в свой список правил новый пункт.
На принятие ранних решений влияет не только то, что именно было сказано, но и то, как воспринял эти слова конкретный ребенок со своими ресурсами, возможностями, возрастом и другими факторами. Потому одни и те же родительские послания считываются людьми по-разному и оставляют их душе разной след.
Если расставить эти послания по степени травматичности стыда, который они вызывают, то на нижней отметке окажутся те, что связаны с поведением. Они не затрагивают человека личностно, дают оценку только его действиям, которые можно при желании контролировать и изменить - а, значит, в них нет ничего критичного.
Далее по шкале следует поставить те послания, которые имеют отношение к специфическим аспектам личности - как я выгляжу, что я за человек, откуда я родом. Как я выгляжу - это все, что касается веса, состояния кожи, роста и других особенностей внешности.
Что я за человек - это про индивидуальные способности, качества характера, таланты, оцененные или нет, окружение, принадлежность к определенному обществу. Откуда я родом - это о семье, происхождении, предках, насколько они были продуктивными, способными, насколько ребенку хватало самого необходимого и так далее.
Тяжелее всего бьют послания, которые несут ощущение дефективности, ущербности: под их влиянием человек начинает считать себя плохим и мирится с тем, что этого не изменить. С таким самовосприятием рассчитывать на успех очень сложно.
Слова родителей имеют над детьми огромную власть. Окрашенные стыдом, они обретают еще большую значимость. Стыд вызывает у ребенка такой мощный дискомфорт, что родительское послание накрепко запечатывается в памяти и, даже спустя много лет, блокирует человека от действий, которые в свое время были осмеяны или раскритикованы. Но это в будущем - а в момент позора все, о чем может думать ребенок, это о том, чтобы все поскорее прекратилось. И тут в ход идет одна из четырех тактик защиты.

Тактики защиты от стыда

Эти защитные тактики являются общечеловеческими и включаются тогда, когда мы уже испытываем стыд или предчувствуем, что вот-вот встретимся с ним. Наша психика автоматически выбирает ту модель поведения, которая кажется наиболее выигрышной здесь и сейчас.

Избегание

Мы не можем терпеть стыд и делаем все, чтобы его избежать. Например, переводим внимание на то, чем гордимся в себе, каким бы незначительным оно ни было. В крайней степени избегание происходит через такие сомнительные “выходы” как алкоголь или наркотики.

Уход/изоляция

Мы стремимся подавить в себе чувство стыда. В легких случаях это проявляется в виде жестов - например, мы прикрываем губы, когда говорим, будто пытаясь остановить собственные слова, или хватаемся за голову в момент позора, чтобы отгородиться от всего мира. В тяжелых - прячемся даже от тех людей, которые не представляют опасность, которым не за что нас стыдить. Чтобы обезопасить себя, мы сбегаем в изоляцию, подавляем свои чувства и в результате скатываемся в депрессию.

Атака себя

Мы начинаем нападать на себя, чтобы опередить и обезвредить стыд от чужих нелестных слов. Превознесение других за счет преуменьшения себя кажется самым безопасным путем: тогда никто не сможет сделать нам больнее, чем мы сами. В позитивном варианте эта тактика приводит к созданию авторитетов, в самом негативном - к самоотречению и мазохизму.

Атака других

Мы чувствуем себя униженными, маленькими - и это ощущение невыносимо. Тогда мы оскорбляем, высмеиваем, преуменьшаем значимость других, чтобы возвыситься за их счет и на этом фоне выглядеть получше. В легких случаях это делается при помощи слов, в тяжелых подключается грубая физическая сила, чтобы показать всем “кто здесь главный”.

Почему легче быть виноватым?

Есть еще способ снизить градус кипящих внутри переживаний - подменить стыд виной. Оба этих чувства направлены на самого себя - но в то же время ощущаются совсем по-разному.
Вина легче стыда. Испытывая вину, человек знает, какие действия вызвали ее. Стыд ранит глубже, ведь он направлен против особенностей личности, против самого факта ее существования. Это глобальное осуждение себя, из которого невозможно выйти, которое нельзя искупить. И это второе отличие - в вине есть место искуплению: если ты понял, какую ошибку допустил, ты можешь ее исправить. Извинись перед теми, кого подвел - и вина испарится. А у кого вымаливать прощение за стыд, совершенно непонятно. Проще говоря, вина возникает извне, а при стыде все события - и конфликт, и наказание - разворачиваются во внутреннем мире.
Стыд хочется спрятать, утаить, потому что стоит показать его в фантазии - и тут же хлынут потоком все связанные с ним мысли: о своей непригодности, дефективности, неполноценности на фоне остальных. В стыде эти мысли являются продолжением чувств, поэтому с ними так сложно спорить. Позор яростной волной обрушивается на своего же хозяина, не только не помогая справиться с собой, но и сокрушая остатки самообладания. В моей практике консультанта клиенты всегда с большим трудом озвучивают то, что для них окрашено стыдом. И мало просто озвучить - затем нужно осторожно снимать слой за слоем, дойти до предельной глубины доверия, чтобы это чувство можно было проговорить и обсудить. Терапия стыда - дело, которое не терпит спешки.

Терапия стыда

Прежде чем закрепиться в нашем теле и сознании, стыд проходит пять этапов:
  1. В связку “напряжение-удовольствие” врывается первоначальный триггер.
  2. Тело реагирует на него, возникает физиологический отклик.
  3. Мозг анализирует, что произошло, можно ли от этого защититься и как это сделать прямо сейчас.
  4. Происходит принятие решения о себе, мире, других людях - того самого раннего решения, о котором мы уже говорили.
  5. Психика включает одну из четырех защитных тактик: избегание, изоляцию, атаку себя или атаку других.
В терапии мы исследуем каждый из этих этапов, чаще всего начиная с последнего. Почему с последнего? Он лежит на поверхности, наглядно и явно - я вижу, как человек реагирует на стыд, как проявляет себя в контакте с людьми. Мы медленно продвигаемся вперед, от подробного разбора его поведения и самоощущения к первоначальным триггерам, которые стали причиной нынешних проблем. Для меня как для психотерапевта важно понимать контекст, в котором клиент живет сейчас и жил в детстве. Совместно с клиентом мы рассматриваем следы, которые оставил стыд, и решения, принятые под его влиянием. Постепенно понимание того, как справляться со стыдом сейчас, становится все более полным.
Проживая стыд здесь и сейчас, клиент начинает лучше понимать себя, свой внутренний мир, свои ранние решения. Он погружается в рассказ о своем прошлом и учится отделять свои чувства “сейчас” от чувств “тогда”, а также свои чувства от чувств родителей, которые он принимал за собственные. Всё это необходимо, чтобы былые травмы не отпечатывались трафаретом в дне сегодняшнем, не влияли на восприятие реальной жизни и людей.
Освобождение от стыда - это очень медленная и деликатная работа. Но здесь отлично работает “правило тысячи шагов”: сделай первый из них - и обязательно однажды достигнешь цели. Особенно, если тебя к ней бережно и терпеливо ведут за руку.